Иностранец в Республике: журналист из Польши

«Афиша Новороссии» регулярно общается с иностранцами, которые по различным причинам приезжают в Республику. В этот раз мы познакомились с Давидом Худжецем, который уже год живет в Донецке.

— Что побудило вас приехать в Донецк? Как узнали о конфликте на Украине?

Я хотел посмотреть своими глазами, что здесь происходит на самом деле, потому что та информация, которая распространялась в Польше, была искаженной. Было много таких случаев, когда польские СМИ давали новость про события здесь, а в следующем новостном выпуске была уже другая версия. Не знаю, как люди на это смотрели. Когда приехал в Донецк, ещё сам не знал, чем буду заниматься здесь.


— Как родные отнеслись к тому, что вы здесь?

Много людей не знали и не верили, что я здесь. Когда я только приехал, наше телевидение показало сюжет, где я попал в кадр. Наши СМИ сказали, что я наемник.


— С какими трудностями вы столкнулись, когда добирались сюда? Как пересекали границу: через Украину или Россию?

Я ехал через Венгрию, потом через Россию, чтобы не пересекать территорию Украины. Это было время до первого перемирия, никто не знал, как долго оно будет длиться. Я не знал, как отреагируют украинские пограничники (ну то есть солдаты АТО) на мой приезд. Поэтому ехал через Россию.

Мой русский язык был не самым блестящим, знал только несколько слов. Я поговорил с пограничниками ДНР, они пообщались со мной, увидели, что у меня на рабочем столе был флаг ДНР. А я им сказал, что я турист из России и еду обратно в Польшу.

lHM0g7Gk7fc

— Как, по-вашему, люди в Польше видят то, что у нас здесь происходит?

Много людей просто не знает, они не понимают, что ДНР и ЛНР – это другие государства, что люди хотят здесь жить по-своему. Многие люди в Польше думают, что это какой-то специальный проект России. Они думают, что здесь живут украинцы. Не знают, что на самом деле здесь живут русские люди. А СМИ в Польше говорят то же самое, что и украинские СМИ. Поэтому очень важно, чтобы люди знали, как всё на самом деле. Примерно год назад у людей в Польше был вопрос «Какая Новороссия? Что это за Новороссия?». Никто не хотел знать! Никому это не было нужно. Украина никому не была интересна. Сейчас много поменялось. Когда украинский парламент принял специальный закон, который признаёт Бандеру и Шухевича героями Украины, в Польше все возмутились «Как так можно?!»


— И как относятся в Польше к всплеску украинского национализма?

В Польше никогда не было никакой поддержки бандеровцев. В Польше, когда был майдан, была поддержка европейских амбиций Украины. Никто в Польше ни разу не сказал в СМИ, что там есть флаг УПА. Сказали, что Правый сектор – это националисты, но это герои, которые воюют за европейские ценности. В Польше люди сначала не знали, кто такой Бандера. Нам в школе говорили, что была резня, но это было неважно. Нам Украина никогда реально не была нужна, никто не занимался ею.


— Сейчас в Польше проходят митинги против политики ЕС, против массовой иммиграции из Турции и Ирака. Что вы об этом думаете?

Митинги против Евросоюза были всегда в Польше! Раз в год на День независимости — 11 ноября. Так вот в последний год, наверное, тысяч 200 людей пришли на митинг. И это были демонстрации за Польшу и против Европейского союза. Сейчас много всего связано с беженцами и это только один аспект. Если мы хотим быть независимой страной, то мы не должны делать так, как хочет Евросоюз, то есть принимать беженцев. Важно то, чего хотят сами поляки. Нам мусульманские беженцы не нужны. Была такая ситуация, когда поляки здесь, на Донбассе, хотели эвакуации. Их эвакуировали. Но здесь осталось много поляков, которые жили и живут нормально. Много наших земляков есть и в России, и в Казахстане, но польское правительство не хочет, чтобы они приезжали. Это поляки, которые при Советском союзе оказались там и хотят вернуться обратно, быть поляками в Польше. Но польское правительство сказало: «Нет, у нас денег нет!». Мы даем деньги на беженцев из Сирии, или там из Африки. Это никому не нравится.

пол

— Сталкивались ли вы с какими-то антипольскими выпадами здесь?

Да, конечно. Например, во время моего первого репортажа, который я делал здесь. Я сидел три дня в офисе и не знал, что сделать. Думал, нужно сделать фоторепортаж, видео снять. Тогда был обстрел больницы, по-моему, в Куйбышевском районе. Я пошел туда пешком и, когда шел обратно, встретил ополченцев. Они спросили, кто я, а у меня никакой аккредитации не было. Они, конечно, подумали, что я шпион, ещё и в форме ополчения, который не говорит по-русски, ходит с фотоаппаратом. Несколько часов я пробыл в подвале. Закончилось все нормально.

У многих людей небольшой шок, потому что они слышат в российских СМИ, что поляки и за Украину, и против Украины. А в украинских СМИ они слышат, что поляки только за Украину. И сейчас, когда меня видят здесь, сразу возникает вопрос: «Поляк? Ты у нас здесь? За нас? Зачем ты приехал, что делаешь? А документы есть?»


— А помимо работы на Novorossiya Today чем занимались? Вот вы сказали, что целый год уже здесь. Как этот год в ДНР прошел?

Когда было время обстрелов, зимой, то по три раза в день ездил их снимать. Это была очень важная работа. Поговорить с людьми, показать, какая здесь ситуация, сделать новость, показать людям в Польше. Я работаю над польской версии сайта «Novorossiya Today», чтобы привлекать внимание людей из Польши, если они не могут говорить об этом у нас в стране. У меня есть блок «Трагедия Донбасса», я делаю фото, пишу статьи, раньше делал видеоролики.


— То есть ни в каких военных действиях вы не были задействованы?

Нет. Я был там, где стояли подразделения «Викинг» и «Русич», но оружия у меня никогда не было. Потому что я хочу по возможности вернуться в Польшу. А если я возьму в руки оружие, то уже не вернусь. Буду в тюрьме там несколько лет. Я воюю только фотоаппаратом.

поля

— Ну а что думаете насчет ситуации в Сирии?

Конфликт в Сирии создали США. Им нужна была власть и в Ливии, и в Ираке, и в Сирии. Чтобы было так, как они хотят. Чтобы деньги на этом делать. Но Асад в Сирии сказал: «Нет, мы будем воевать за нашу независимость». Они создали ИГИЛ, чтобы посеять хаос. Потому что, когда есть хаос, можно осуществлять продажу оружия, создавать конфликты и говорить, что США за мир. Но сейчас, когда там ВС РФ, ситуация изменилась. Иран уже не так изолирован, как в последние годы. Сейчас, когда ИГИЛ воюет автоматами Калашникова против российских бомбардировщиков, то война уже принимает другой вид и силу. Война, скорее всего, через несколько месяцев не закончится, но Сирия в итоге будет свободна.


— Как думаете, какое будущее у республики? Что дальше будет?

Я думаю, через месяца два (потому что сейчас все внимание обращено на Сирию) будет так, как раньше: два дня неинтенсивных обстрелов, три дня тишины. И так постоянно. Потому что всем нужна война. ДНР нужна война, чтобы освобождать свои территории; Украине нужна война, потому что без нее не будет ни Порошенко, ни Яценюка, люди их сами изгонят из страны.


— Знаете ещё каких-то иностранцев здесь? Как они живут? Общаетесь ли вы?

Я знаю одного поляка, который служит в ополчении. Он сейчас в артиллерийском подразделении «Кальмиус». Я знаю одного журналиста из Франции, Техаса тоже, также у нас работает американец Зак Новак. Здесь много французов и сербов.


— И как впечатление от дончан, от города? Оправдались ли ваши впечатления о том, как здесь живут люди?

Мне город очень нравится и республика в целом. Здесь очень тихо, все натурально. Нет такого стремления как на западе — «Купить, купить, купить». Здесь хорошие люди.